Новая медицина

Эффект незавершенного действия: как улучшить запоминание

Эффект Зейгарник или что значит «закрыть гештальт»?

Эффект незавершенного действия: как улучшить запоминание

Вы когда-нибудь сталкивались с ощущением, что ситуация или проблема, произошедшая с вами в прошлом, преследует вас до сих пор? Все, казалось бы, разрешилось, но некоторые моменты и переживания всплывают в памяти снова и снова, вызывая порой не самые приятные чувства. В психологической практике такое явление называют незакрытым гештальтом. Как «завершить» пережитые ситуации и почему они могут оставаться «открытыми», попробуем разобраться в этой статье.

Классический эксперимент Б. В. Зейгарник

Курт Левин всегда любил неформальное общение со своими студентами и часто играл с ними в так называемую «игру-поиск». Однажды, обедая в кафе со своими учениками, среди которых была и Блюма Вульфовна Зейгарник, он обратился к официанту с просьбой вспомнить заказ, который только что сделали несколько клиентов за соседним столиком. Официант без труда перечислил все заказанные ими блюда.

Тогда Левин попросил проделать то же самое, но с заказами клиентов, которые уже расплатились и ушли из кафе. Молодой человек не смог вспомнить ни одного блюда, объяснив это тем, что клиенты уже рассчитались, и поэтому их заказы уже не приоритетны для него. Эта ситуация послужила поводом для предположения, что незаконченные действия или ситуации мы помним гораздо лучше, чем уже завершившиеся.

Широко используемые результаты классического эксперимента Зейгарник (1927) утверждают, что прерванные действия или ситуации действительно приобретают некоторый особый «статус» в памяти. В эксперименте участникам было задано около 20 задач.

[stextbox id=’info’]

Эти задачи включали арифметику, головоломки, а также использование навыков моторики рук, включая строительство «зданий» из картонных коробок и создание глиняных фигур. В ходе выполнения этих заданий процесс прерывался, прежде чем участники успевали завершить действие и были вынуждены отложить его. Прерывание происходило, «когда объект выглядел наиболее погруженным в работу».

[/stextbox]

В результатах эксперимента сообщалось, что это произошло, когда субъект обнаруживал, как должна быть решена проблема, но еще не предвидел окончательного результата.

Участникам было разрешено завершить вторую половину задания.

После выполнения всех задач испытуемым было предложено сообщить обо всех проблемах с использованием метода свободного отзыва. Зейгарник обнаружила, что незавершенные задачи были приведены в качестве примера проблем с выполнением на 90% чаще, чем завершенные.

Зейгарник пришла к выводу, что существует значительное преимущество сохранения в памяти прерванных задач, по сравнению с теми, которые были решены.

Хотя теория об «особом статусе» неразрешенных проблем в памяти является привлекательной, результаты эксперимента Зейгарник кажутся несколько противоречивыми.

Любое мемориальное преимущество в эксперименте Зейгарник должно коррелировать с законченными задачами, поскольку участник логически, в среднем, должен тратить больше времени на законченную задачу. Но, все же, используя меньше времени на обработку прерванных заданий, участники вспоминали их чаще.

Зейгарник объясняла этот эффект с точки зрения мотивационных факторов, предполагая, что когда объект намеревается выполнить требуемые операции по одной из задач, возникает «квази-потребность» завершения задания. Таким образом, «преимущество» прерванных задач должно быть обусловлено продолжением этой квази-зависимости, которая мотивирует человека на поиск решений, касающихся незаконченных задач.

[stextbox id=’alert’]

С тех пор было предложено учитывать дополнительные социальные, мотивационные и личностные факторы в вариациях и модификациях оригинального эксперимента.

[/stextbox]

 Богославский и Гатри (1941) предположили, что напряженность, которая присутствует во время решения проблемы, увеличивает запоминаемость проблемы.

Однако в других исследованиях были обнаружены расхождения с результатами оригинального эксперимента.

Розенцвейг (1943) выдвинул гипотезу о некой форме репрессии, чтобы объяснить расхождение с результатами Зейгарник. В исследовании, которое он провел, испытуемым было сказано, что задачи состоят из теста на интеллект.

И в этом случае участники более полно помнили завершенные задачи, чем те, которые остались нерешенными. Розенцвейг объяснил это защитной реакцией мозга, при которой человек желает быстрее вытеснить ситуации или действия, характеризующие его как глупого, неуклюжего, неуместного и т.д.

Другие ученые предложили факторы, связанные со стрессом (Гликсмен, 1949), индивидуальными различиями (Аплер, 1946) и субъективной усталостью для учета расхождения между их результатами и оригинальным экспериментом Зейгарник.

Использование теорий, основанных на социальных, мотивационных и других, связанных с личностью переменных, были приняты с ограниченным успехом.

Такие теории не смогли объяснить многочисленные, казалось бы, противоречивые выводы.

Более высокая степень успеха может быть достигнута при попытке объяснить оригинальные результаты Зейгарник и некоторые последующие эксперименты с точки зрения когнитивной модели решения проблем. Пересмотрев эффект Зейгарник в плоскости современных теорий проблемных представлений, целей и контекстных эффектов, возможно, мы можем объяснить обстоятельства, при которых эффект будет иметь место.

Модификации эксперимента Б. В. Зейгарник

Изучая когнитивные факторы, многие ученые пытались объяснить как первоначальный эффект, так и различные исследования, которые порой не повторяли оригинальный эксперимент.

Одними из таких ученых стали сотрудники университета Колорадо.

В первом эксперименте они попытались сопоставить методы, использованные Зейгарник (1927 г.). Однако одним из необходимых изменений было использование только ментальных задач, без вхождения в структуру исследования задания, связанного с моторикой рук. Субъектами стали 39 студентов (25 женщин и 14 мужчин) из Мичиганского университета.

В этом исследовании использовались задачи с двадцатью словами, в том числе математические, логические и аналитические (Мослер, 1977). Все они были разбиты на отдельные группы и требовали для успешного решения от 15 секунд до четырех минут.

[stextbox id=’warning’]

Каждая задача была представлена ​​на отдельном листе бумаги и имела свое краткое название, например, «Мост».

[/stextbox]

Следующим этапом была субъективная оценка при помощи шкалы. По каждой ранее приведенной задаче испытуемым было предложено оценить, насколько они уверены в том, что их ответ был верным.

Субъектам были предоставлены следующие инструкции: «у вас будет ряд заданий. Пожалуйста, работайте быстро и точно. Не решайте задания интуитивно: попробуйте все проанализировать и дать четкий ответ. Как только вы заканчиваете одну задачу – вам тут же предоставят следующую. Не беспокойтесь, если вам не удастся закончить решение».

Следуя этим инструкциям, испытуемым были представлены две первые задачи. Одна была простой, и каждый участник завершал ее в течение периода между 30 и 210 секундами.

Вторая была достаточно сложной, и каждого испытуемого успешно прерывал экспериментатор между 15 и 60 секундами. Экспериментатор следовал этой схеме на протяжении решения всех 20 тестовых заданий.

Задачи теста были представлены в одном случайном порядке для всех испытуемых.

Сразу же после окончания выполнения всех 20 заданий участников попросили написать о заданиях, которые они могли вспомнить. Также экспериментатор просил отметить, насколько правильно участники решили каждую задачу, которую они смогли вспомнить, исходя из субъективной оценки корректности.

Результаты показали, что участники практически одинаково хорошо вспоминали как незавершенные задания, так и задания, которые они успели выполнить, и были абсолютно уверены в правильности их решения. 

Был сделан вывод, что уверенность относительно того, как хорошо участники справились с задачей, формирует чувство удовлетворения. 

[stextbox id=’info’]

Также выяснилось, что свободное запоминание выполненных задач немного лучше, чем запоминание прерванных задач. Однако это неудивительно, учитывая, что субъект тратит значительно больше времени как при верном решении задания, так и при ошибочном, по сравнению с временным отрезком, который тратится на выполнение прерванной задачи. 

[/stextbox]

В другом исследовании американский психолог Джон Аткинсон сосредоточился на мотивационных аспектах завершения задачи. Он также обнаружил подтверждение эффекта Зейгарник, но отметил, что на запоминание незавершенных задач также влияют индивидуальные различия между участниками.

Аткинсон пришел к выводу, что те субъекты, которые подошли к задачам с более высокой мотивацией к их выполнению, пытаются решить как можно большее их количество и, соответственно, число незавершенных задач при условии лимита времени увеличивается.

Напротив, если участник был менее мотивирован, статус невыполненной задачи был менее интересен для него и, соответственно, менее запоминающимся (Аткинсон, 1953).

Еще одним вариантом классического эксперимента стало исследование М. Овсянкиной относительно желания испытуемых вернуться к завершению прерванной задачи.

Суть его состояла в том, что субъектам давали для выполнения простейшее задание – например, сложить фигурку из разных элементов. Когда задание было почти выполнено, экспериментатор прерывал участника и просил выполнить абсолютно другое действие.

В это время экспериментатор должен был «нейтрализовать раздражитель» – накрыть стимульный материал газетой, бумагой, тканью и т.д. После того, как второе действие было завершено участником, экспериментатор должен был сделать вид, что чем-то очень занят и не слышит вопросов субъекта, но в то же время, должен был за ним наблюдать.

Оказалось, что 86% участников возвращались к первому действию, которое было прервано в начале.

[stextbox id=’alert’]

Левин, ознакомившись с результатами этого исследования, сначала был возмущен, почему взрослые люди возвращаются к выполнению бессмысленных и глупых задач, таких как простое складывание фигур.

[/stextbox]

Но затем он пришел к заключению, что эмоциональное и психологическое напряжение, возникающее в ситуации решения любой по сложности задачи, должно быть снято, иначе наше сознание постоянно будет нас возвращать к этому незавершенному действию.

Именно такую «заряженную» или напряженную систему Левин называл «квази-потребностью» или намерением что-то сделать в данный момент, что, по его мнению, отличалось от истинной потребности, существующей постоянно в сознании человека.

Понятие «закрытого гештальта»

Фундаментальная работа Зейгарник, основанная на эксперименте, стала одной из точек отсчета в формировании основного гештальт-принципа – завершенности и целостности. Основываясь на концепции К.

Левина, Зейгарник объясняла полученные ею результаты следующим образом: прерванная задача или действия приводят к возникновению психологического напряжения у субъекта. Для того, чтобы произошла разрядка, субъект стремится к завершению той или иной задачи, то есть пытается сделать образ или воспоминание полным, законченным, пришедшим к логическому завершению.

Понятие незавершенной задачи часто использовалось гештальт-психологами как аналог незаконченной перцептивной и когнитивной задачи, понятие которой ввели Перлз и Шепард.

Исходя из разработанных теорий и проведенных исследований, психологи все чаще стали использовать гештальт-принцип по отношению к ситуациям. Понятие «закрытого гештальта» приобрело окраску незавершенной эмоциональной или поведенческой реакции человека в определенной ситуации.

Стали появляться предположения, что люди склонны «застревать» в событиях или переживаниях именно из-за открытого гештальта. К примеру, ситуация, произошедшая с человеком, имела для него неудовлетворительный финал.

Напряжение, возникшее вследствие этого, имеет постоянный характер и не снимается эмоциональной разрядкой, поскольку человек не может изменить уже сложившиеся обстоятельства.

Однако, существует один из парадоксальных принципов гештальт-терапии, который гласит, что ситуация или событие могли быть прерваны из-за механизма избегания как защитной реакции сознания.

[stextbox id=’warning’]

Событие могло быть психотравмирующим, и его переживание заставило человека «уйти» от действий, необходимых для завершения и последующей интериоризации. Но субъект постоянно прибегает к одним и тем же действиям, незавершенным в прошлом, склонен к фантазиям и раздумьям о былой ситуации, повторяет одни и те же сценарии действий в параллельных ситуациях в настоящем времени.

[/stextbox]

 Поэтому прибегают к методу проигрывания ситуаций и возможных вариантов событий, которые позволят «отпустить» ситуацию.

Задача психотерапевта – увеличить осознанность действий человека, обратить его внимание на то, что он делает и для чего. То есть, перевести гештальт из неосознанного в осознанное состояние.

Именно законченность, удовлетворение от «нужного» завершения позволяет человеку закрыть гештальт и, тем самым, снять психологическое напряжение.

В завершение, стоит отметить, что сама Б. В. Зейгарник никогда не занималась гештальт-терапией и не имела к этому никакого отношения. Однако ее исследования активно используются до сих пор психотерапевтами и психологами самых различных направлений.

Ведь именно результаты ее эксперимента позволили сделать вывод, что личность человека постоянно стремится к завершению ситуаций или задач. Прерывание таких действий способно вызвать психологическую напряженность и вполне может сформировать невроз.

Список литературы:

  • 1. Зейгарник Б. В. Личность и патология деятельности. М., 1971.
  • 2. Соколова Е. Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии. М., 1976.
  • 3. Birenbaum G. Das Fergessen einer Fornahme. — «Psych. Forschung», 1931.
  • 4. Lewin K. Vorsatz, Wille und Bedurfnis Berlin, 1926.
  • 5. Lewin K. A dynamic theory of personality. N. Y. — London, 1935.
  • 6. Lewin K. Principles of topological psychology. N. Y., 1936.
  • 7. Lewin K. The conflict between Aristotelian and Galilean modes of thought in contemporary psychology. N. Y., 1927.
  • 8. Lewin K. Die phychologische situation bei Zohn und Strafe. Leipzig, 1931.
  • 9. Owsiankina M. Die Wiederaufnahme unterbrochenen Handlungen.—«Psych. Forsch.», 1928, Bd 10.
  • 10. Zeigarnik B. Uber das Behalten erledigter und unerlegiter Handlungen.— «Psych. Forsch.», 1927, Bd 9.

Чечко Ирина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Источник: https://psychosearch.ru/napravleniya/geshtaltpsikhologiya/445-effekt-zejgarnik-ili-chto-znachit-zakryt-geshtalt

Эффект Зейгарник: мысли, мешающие медитировать

Эффект незавершенного действия: как улучшить запоминание

Пытаясь медитировать, мы сталкиваемся с тем, что как только мы садимся “в лотос”, голова переполняется посторонними мыслями, поток которых не остановить.

Поскольку я всегда руководствуюсь правилом, согласно которому “врага нужно знать в лицо”, мне было бы интересно (да и Вам, думаю, тоже) поближе познакомиться с мыслями-диверсантами.

Вот что, к примеру, говорит об этом странном свойстве психики отечественная психология? Может быть, ларчик просто открывался?

Некоторые эффекты и законы памяти наводят на размышление. Например, вот это. Несмотря на огромное количество накопленного за годы экспериментов материала — мнемонический эффект Зейгарник до сих пор не имеет окончательного теоретического объяснения.

Да уж, Гораций, много в мире есть того, что вашей философии не снилось…

В чём вкратце состоит эффект Зейгарник — так называемый «эффект незавершённого действия»?

Если задача не завершена, она лучше запоминается

Оказывается, что прерванные, не доведённые до конца задачи, запоминаются лучше, чем задачи завершённые. Прерванной задаче помогает запоминаться «мотивационное напряжение». Мотивационное напряжение есть не что иное, как стресс, психотравма, аффект.

Примерно по той же схеме в догуманистической педагогике считалось, что псалом, выучиваемый при помощи розги, запоминается учеником лучше, чем псалом, выучиваемый без применения оной. Гуманизм запрещает бить, но мнемонического правила не отменял никто. Именно аффект, которым сопровождается процесс, способствует запоминанию его деталей.

Впрочем, это всего лишь одно из возможных объяснений. Эффект незавершённого действия – «эффект Зейгарник» «работает» при известных оговорках, отчего становится ещё более любопытным. В ходе экспериментов выяснилось, что на работу эффекта очень сильно влияет такой показатель, как наличие\отсутствие мотивации при выполнении задачи.

[stextbox id=’info’]

Так, действия, выполненные с очень сильной личной мотивацией, запоминаются лучше, когда они завершённые, чем когда они по какой-то причине прервались. Оно и понятно, говоря русским языком, мы лучше помним свои успехи, чем свои неудачи.

[/stextbox]

Потому что, как пишет учебник по общим основам психологии: «Закон мотивированного забывания по Фрейду гласит, что человек имеет склонность к забыванию психологически неприятного. Особенно часто такое мотивированное забывание неприятных намерений и обещаний проявляется в тех случаях, когда они связаны с воспоминаниями, порождающими отрицательные эмоциональные переживания». Вот.

Поэтому эффект Зейгарник и не работает там, где прерванные занятия сопровождались большойэмоциональной вовлечённостью и напряжённостью испытуемого в процесс.

Однако, если повернуть ситуацию на 1800, то мы имеет совсем иную картину, причём гораздо более интересную и гораздо менее объяснимую с точки зрения каких бы то ни было законов. Парадоксально, но незавершённые, прерванные действия запоминались чаще, сильнее и лучше при условии … низкой мотивированности исполняющего задачу человека.

Другими словами: чем меньше колышет Вас прерванное дело, которым Вы были заняты, тем лучше и надольше оно запомнится Вам. Примерно как телефильм с продолжением. А вот ещё одна оговорка, связанная с условиями работы эффекта. На работу эффекта Зейгарник сильно влияет такой показатель, как уровень самооценки личности, выполняющей задание.

Так, если у испытуемого самооценка адекватная (в норме), то эффект Зейгарник работает хорошо, без искажений.

Если же у человека самооценка завышена или, наоборот, занижена, то эффект Зейгарник не работает! Человек с заниженной самооценкой вообще ничего не помнит (или делает вид, что не помнит), а человек с завышенной самооценкой, как правило, (смотри выше) всегда чересчур мотивирован, какое задание ему не дай.

Практические выводы

А выводы такие. Память о прерванной задаче проявляется внутри нашей головы как активное намерение выполнить действие, когда-то не доведённое до конца. Ошмётки таких незавершённых дел создают у человека систему напряжений или, как их называла сама Зейгарник «квази-потребностей».

“Разрядить” их можно (в рамках теории Зейгарник) только одним способом — в деятельности, направленной на завершение начатого дела. Вот он, голос совести! Это он заставляет нас брести сквозь пургу – завершать начатое.

А теперь зададимся вопросом: зачем нагружать нашу совесть надуманными «квази-потребностями», кроме тех, которыми в избытке нагружает нас жизнь? Теперь понятно, что именно эти кричащие нам в уши голоса мешают сконцентрироваться на медитации, когда мы пытаемся очистить ум от мыслей.

[stextbox id=’alert’]

Даже тем, кто не занимается медитацией, они просто мешают жить, повышая уровень тревожности и препятствуя нормальному засыпанию. Напоследок расскажу анекдот: Ночью в супружеской спальне Рабинович мается, вздыхает, ворочается с боку на бок.

[/stextbox]

Жена возмущается: «Два часа ночи, тебе завтра на работу, мне завтра на работу, о чём ты думаешь?» Рабинович: «Как, о чём я думаю! Завтра я должен вернуть денег, тысячу, этому кретину, моему начальнику, а у меня их нет! Я не могу заснуть!» Жена идёт к телефону, набирает номер начальника, дожидается ответа и с расстановкой говорит в трубку: ? Рабинович должен Вам денег. Так Вы их завтра не получите — у него их нет!». Рабинович в ужасе. Жена возражает: «Что ты переживаешь? Пусть теперь начальник не может заснуть!»

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru – психологический портал центра “1000 идей”

Авторская разработка центра – методика работы с бессознательным с помощью психологических карт. Подробнее…

Источник: https://www.live-and-learn.ru/catalog/article/effekt-zeygarnik-mysli-meshayushchie-meditirovat/

back1917

Add comment