Новая медицина

Есть вопрос: почему мы не помним себя в раннем детстве

Почему мы не помним себя в раннем детстве

Есть вопрос: почему мы не помним себя в раннем детстве

Так в чём же дело? Ведь дети впитывают информацию как губка, формируя 700 нейронных связей в секунду и обучаясь языку с такой скоростью, которой позавидовал бы любой полиглот.

Многие считают, что ответ кроется в работах Германа Эббингауза (Hermann Ebbinghaus), немецкого психолога, жившего в XIX веке. Он впервые провёл на себе ряд экспериментов, позволяющих узнать пределы человеческой памяти.

Для этого он составлял ряды бессмысленных слогов («бов», «гис», «лоч» и тому подобных) и заучивал их, а затем проверял, какой объём информации сохраняется в памяти.

Как подтверждает кривая забывания, также разработанная Эббингаузом, мы крайне быстро забываем заученное. Без повторения наш мозг уже в течение первого часа забывает половину новой информации.

К 30-му дню сохраняется всего 2–3% полученных данных.

Исследуя кривые забывания в 1980-х годах, учёные обнаружили , что у нас гораздо меньше воспоминаний за период от рождения до 6–7 лет, чем можно было бы предположить. При этом некоторые помнят отдельные события, произошедшие, когда им было всего 2 года, а у других совсем нет воспоминаний о событиях до 7–8 лет. В среднем же обрывочные воспоминания появляются только после трёх с половиной лет.

Особенно интересно, что в разных странах наблюдаются расхождения в том, как откладываются воспоминания.

Роль культуры

Психолог Ки Ван (Qi Wang) из Корнелльского университета провела исследование , в рамках которого записывала детские воспоминания китайских и американских студентов.

Как можно было предположить исходя из национальных стереотипов, истории американцев оказались более длинными и детальными, а также значительно более эгоцентричными. Истории китайских студентов, наоборот, были краткими и воспроизводили факты.

Кроме того, их воспоминания в среднем начинались на шесть месяцев позже.

Разницу в формировании воспоминаний подтверждают и другие исследования . Людям, у которых воспоминания больше сосредоточены на собственной личности, вспоминать легче.

«Между такими воспоминаниями „В зоопарке были тигры“ и „Я видел в зоопарке тигров, они были страшные, но всё равно было очень интересно“ большая разница», — говорят психологи. Появление у ребёнка интереса к самому себе, возникновение собственной точки зрения помогает лучше запоминать происходящее, ведь именно это во многом влияет на восприятие различных событий.

[stextbox id=’info’]

Затем Ки Ванг провела ещё один эксперимент, на этот раз опрашивая американских и китайских матерей . Результаты остались теми же.

[/stextbox]

«В восточной культуре детским воспоминаниям не придают такого значения, — говорит Ванг. — Когда я жила в Китае, никто даже не спрашивал меня об этом. Если же общество внушает, что эти воспоминания важны, они больше откладываются в памяти».

Интересно, что самые ранние воспоминания зафиксированы у коренного населения Новой Зеландии — маори . Их культура очень большое внимание уделяет детским воспоминаниям, и многие маори помнят события, происходившие, когда им было всего два с половиной года.

Роль гиппокампа

Некоторые психологи считают, что способность запоминать приходит к нам только после того, как мы овладеем языком. Однако было доказано, что у глухих с рождения детей первые воспоминания относятся к тому же периоду, что и у остальных.

Это привело к возникновению теории, согласно которой мы не помним первые годы жизни просто потому, что в это время у нашего мозга ещё нет необходимого «оборудования». Как известно, за нашу способность запоминать отвечает гиппокамп. В очень раннем возрасте он ещё недостаточно развит. Это было замечено не только среди людей, но также среди крыс и обезьян .

Однако некоторые события из детства оказывают на нас влияние даже тогда, когда мы о них не помним , поэтому некоторые психологи считают, что память об этих событиях всё-таки хранится, но нам она недоступна. Пока учёным ещё не удалось доказать это опытным путём.

Воображаемые события

Многие наши воспоминания о детстве часто оказываются ненастоящими. Мы слышим от родственников о какой-то ситуации, домысливаем подробности, и со временем это начинает казаться нам собственным воспоминанием.

И даже если мы действительно помним о том или ином событии, это воспоминание может меняться под воздействием рассказов окружающих.

Так что, возможно, главный вопрос не в том, почему мы не помним своё раннее детство, а в том, можем ли мы вообще верить хоть одному воспоминанию.

Источник: https://lifehacker.ru/cant-remember-being-a-baby/

Почему я так мало помню свое детство, а мои первые воспоминания начинаются лет с пяти? Уверены, вас тоже мучает этот вопрос

Есть вопрос: почему мы не помним себя в раннем детстве

Попробуйте вычленить свое первое воспоминание. Сколько вам лет? Три года, пять лет? Многие из нас не помнят ничего до трех лет, а другие и того больше. Почему же так происходит и почему мы так мало помним о своем детстве? Попробовала разобраться. 

Гитара, гриб и молочный суп

Один мой знакомый рассказывал мне о своих первых воспоминаниях: он лежит в люльке, ему год-полтора, над ним висит гитара. Когда он вырос и спросил у родителей про эту гитару, то они очень удивились, ведь в таком возрасте обычно никто себя не помнит. К слову, молодой человек был музыкантом. Может, первое воспоминание о гитаре на него так повлияло?

Мне самой не удается разобраться, какое воспоминание у меня самое первое. Вот я иду с бабушкой летним днем по деревне. Помню домики, озеро, солнце. В руках — большой гриб, которым я хвастаюсь. Мне года три.

Или сижу у мамы  на коленях в гостях. Помню стол с едой и напитками и человека с камерой. Позже я найду эти фотографии в семейном альбоме. Или смотрю вниз с балкона (мы жили на пятом этаже). Ощущение страха и высоты.

Но конкретного первого воспоминания я назвать не могу.

Спрашиваю подругу. Она тоже не может назвать какой-то конкретный эпизод детства.

Помню, как в 4 года спрашивала в садике про суп, чтобы понять, хочу ли я обедать. Мне ответили, что сегодня молочный. И я сказала что-то типа: «Ну тогда я буду обедать», — рассказывает она.

К слову, Лев Толстой достаточно подробно описывал свои первые воспоминания. Может, такая способность есть признак гениальности?

Вот первые мои воспоминания, такие, которые я не умею поставить по порядку, не зная, что было прежде, что после. О некоторых даже не знаю, было ли то во сне или наяву. Вот они. Я связан, мне хочется выпростать руки, и я не могу этого сделать.

Я кричу и плачу, и мне самому неприятен мой крик, но я не могу остановиться.

Надо мною стоят, нагнувшись, кто-то, я не помню кто, и все это в полутьме, но я помню, что двое, и крик мой действует на них: они тревожатся от моего крика, но не развязывают меня, чего я хочу, и я кричу еще громче.

[stextbox id=’alert’]

Им кажется, что это нужно (то есть то, чтобы я был связан), тогда как я знаю, что это не нужно, в хочу доказать им это, и я заливаюсь криком, противным для самого меня, но неудержимым. Я чувствую несправедливость и жестокость не людей, потому что они жалеют меня, но судьбы и жалость над самим собою.

[/stextbox]

Забавно. Почему мозг оставил именно эти воспоминания и как они на нас повлияли? Попробую разобраться, почему мы начисто забываем все, что было до трех лет (а некоторые и вовсе начинают приводить воспоминания из пятилетнего возраста).

Общество и особенности мозга

Неспособность хранить воспоминания из раннего детства обычно называют инфантильной амнезией. Термин появился благодаря отцу психоанализа Зигмунду Фрейду, который более ста лет назад ввел в оборот термин «младенческая амнезия». Вот основные точки зрения современной науки на эту проблему.

Нейронные связи

Интересно, что все ученые указывают на то, что дети в младенчестве могут эффективно пользоваться памятью и другими когнитивными функциями.

 Ежесекундно младенец формирует по 700 новых нейронных связей и пускает в ход навыки изучения языков, которым мог бы позавидовать любой полиглот.

Уже до окончания первого года жизни младенцы используют нисходящее внимание для визуального поиска, а также пополняют словарный запас во время сна. А некоторые исследования указывают на то, что ребенок начинает тренировать мозг еще в утробе матери.

Объяснение инфантильной амнезии может заключаться в том, что в детском возрасте в мозге интенсивно заменяются нейроны и формируются новые нервные связи. Такие сложные процессы фактически стирают память.

Во время взросления гибель и формирование новых нервных клеток существенно замедляются (но не останавливаются окончательно).

Поэтому лучше всего мы помним то, что с нами происходило уже во взрослом состоянии, когда используются все одни и те же нейроны с одними и теми же связями.

Особенности нашей памяти

[stextbox id=’warning’]

Ответ на это можно найти в работе жившего в XIX веке немецкого психолога Германа Эббингауза, который провел ряд новаторских исследований на себе самом, чтобы выявить пределы человеческой памяти. Благодаря ряду экспериментов он установил, что человек поразительно быстро забывает выученное.

[/stextbox]

В отсутствие особых усилий человеческий мозг отсеивает половину всех новых знаний в течение часа. К концу месяца человек помнит лишь 2-3% того, что учил.

Может, в период осваивания важнейших навыков мы забываем все несущественное, концентрируясь на навыках, которые обеспечат наше выживание в дальнейшем?

Отношение общества

Психолог Ци Ван из Корнельского университета (США) тоже интересовалась этой темой. Она собрала сотни воспоминаний в группах китайских и американских студентов, чтобы установить природу этого явления.

Выяснился любопытный факт: у американцев рассказы были длиннее, а китайцы высказывались лаконичнее и с упором на факты. В целом детские воспоминания китайских студентов начинались на полгода позже.

В ходе анализа она установила, что если воспоминания о детстве были смутными, то в этом виноваты родители и культура. Если общество дает вам понять, что эти воспоминания важны для вас, вы их сохраните.

Ученая установила, что раньше всего воспоминания начинают формироваться у малолетних представителей новозеландского народа маори, для которого характерно большое внимание к прошлому. Многие люди помнят, что с ними было в возрасте всего двух с половиной лет.

Язык 

Некоторые психологи полагают, что события начинают сохраняться в памяти человека только после того, как он освоит речь. Язык помогает нам структурировать наши воспоминания, сложить их в форме повествования.

[stextbox id=’info’]

Поэтому когда мы осваиваем языковые навыки, то нам становится легче запоминать прошлое.

[/stextbox]

Но многие психологи к этой теории относятся скептически, так как дети, которые, например, рождаются глухими или растут, не зная языка, помнят себя примерно с того же возраста.

Ложные воспоминания

Еще одна интересная вещь, связанная с первыми воспоминаниями, — это наша способность их придумывать. Мы можем якобы помнить те воспоминания, которые либо никогда с нами не происходили, либо восстанавливать события из рассказов близких.

Люди могут подхватывать идеи и начинать их визуализировать, в результате чего они становятся неотличимы от воспоминаний, — рассказывает ученая Элизабет Лофтес.

Недавнее исследование британских ученых подтверждают эту особенность.

 Исследователи попросили более шести тысяч добровольцев разных возрастов рассказать о своем первом воспоминании и выяснили, что почти 40 процентов из них происходили в возрасте до трех лет.

По словам авторов работы, опубликованной в журнале Psychological Science, в этом возрасте воспоминания эпизодической памяти еще не формируются, из чего можно сделать вывод, что они выдуманные..

Источник: https://gubdaily.ru/blog/lifestyle/interesnoe/okej-gugl/pochemu-ya-tak-malo-pomnyu-svoe-detstvo-a-moi-pervye-vospominaniya-nachinayutsya-let-s-5-ti-uvereny-vas-tozhe-muchaet-etot-vopros/

Ложные воспоминания: почему не все, что мы помним, было на самом деле

Есть вопрос: почему мы не помним себя в раннем детстве

m24.ru/Игорь Иванко

Правда ли то, что вы помните? Мы привыкли думать, что память устроена, как книга. Когда мы вспоминаем, мы будто открываем нашу память на нужной странице и читаем текст. Мы обычно думаем, что станицы памяти могут потускнеть, потеряться, а что-то нам самим хочется вырвать из книги с клочьями, чтобы забыть.

Однако современные исследования показали: память не книга, воспоминания не статичны, они могут меняться время от времени, пополняться новыми деталями и фантазиями. О том, как понять, где реальность, а где вымысел, читайте в материале m24.ru.

А был ли дед мороз

– Я помню, что в детстве перед Новым годом ко мне пришли Дед Мороз и Снегурочка. Родители впервые их пригласили, хотели сделать необычный подарок. Но я испугалась посоха Деда Мороза, заплакала и все испортила, – рассказывает мне недавно моя старшая сестра Лена. У нас с ней разница в возрасте почти 10 лет.

– Лена, все было не так, – перебиваю я сестру. – Это ко мне пришел Дед Мороз, и я его испугалась. Даже фотографии есть в детском альбоме, как я рыдаю, сидя у них на коленях. Тебе тогда было лет 15, ты могла их сама испугать.

ТАСС/Иван Гущин

Мы немного спорим, кто же был героем истории и решаем, что это все же была я. Удостовериться помогли фотографии. С фактами не поспоришь.

Почему произошла путаница? Ведь у нас с сестрой большая разница в возрасте, и на первый взгляд сложно перепутать, к кому пришел Дед Мороз.

Исследователи памяти говорят, что искажения воспоминаний происходят постоянно. Каждый раз, когда мы вспоминаем и рассказываем семейные истории, мы как бы проживаем их снова и в этот момент можем случайно присвоить себе те воспоминания, которые с нами не происходили.

Грехи нашей памяти

Психологи утверждают: воспоминания изменчивы, со временем они могут искажаться или отмирать.

“Наши воспоминания в некоторой степени являются ложными, поскольку каждый акт памяти включает в себя процессы воображения и реконструкции”, – пишет в своих научных работах профессор психологии МГУ имени Ломоносова Вероника Суркова.

Американский психолог Дэниел Шектер 15 лет назад в статье с громким названием “Семь грехов памяти”, описал накопившиеся в психологии претензии к недостаткам памяти. Перечислим главные из них.

m24.ru/Юлия Иванко

  • Во-первых, люди не запоминают многое, что потом могло бы им пригодиться и забывают то, что уже знают.
  • Во-вторых, они часто не могут в нужный момент вспомнить что-то нужное и забыть что-то ненужное, избавиться от навязчивых воспоминаний.
  • В-третьих, мы забываем источники информации.
  • В-четвертых, наши воспоминания – это сплав, где перепутаны события прошлого и то, что мы думаем об этих событиях сейчас.
  • В-пятых, наши воспоминания схематичны и скудны на детали.

Сколько было бунтовщиков

В современной науке один из главных исследователей памяти – американский психолог Элизабет Лофтус. В экспериментах она доказала, что наводящие вопросы экзаменатора могут влиять на воспоминания испытуемых.

Она провела эксперимент, в котором 40 испытуемым показывали ролик, где восемь студентов-бунтовщиков громили университетскую аудиторию. После просмотра видео испытуемых разделили на две группы.

Первую группу спросили: “Был ли лидер четырех бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?”.

[stextbox id=’alert’]

Вопрос для второй группы звучал так: “Был ли лидер 12 бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?”.

[/stextbox]

ТАСС/Zuma Calvelo

Спустя неделю испытуемых снова опросили. Ученые выяснили, что в группе, где в наводящем вопросе анкеты шла речь о четырех бунтовщиках люди говорили, что видели в среднем 6,4 бунтовщика на видео. В группе с наводящим вопросом о 12 бунтовщиках испытуемые в среднем говорили, что видели 8,85 бунтовщика. Напомним, всего было восемь.

Так, ученые доказали, что наводящие вопросы и свидетельства других очевидцев событий могут искажать наши воспоминания.

Потерялся в магазине

Кроме того, Лофтус доказала, что память можно не только изменить с помощью наводящих вопросов, но и вообще в сознание человека можно легко внедрить ложное воспоминание.

Первый эксперимент на эту тему проводился еще в 1995 году. Испытуемым рассказывали истории, которые как будто бы случились с ними в раннем детстве, а потом просили их рассказать подробности этих воспоминаний.

m24.ru/Юлия Иванко

Участники эксперимента верили в то, что информация достоверна и получена психологами от членов их семей, тогда как в действительности это были “псевдособытия”, которые никогда с ними не случались.

В исследовании около 25 процентов испытуемых удалось убедить, частично или полностью, что в возрасте 5–6 лет они надолго потерялись в большом супермаркете, были весьма напуганы и, в конце концов, спасены кем-то из взрослых и возвращены родителям. Причем многие испытуемые потом дополняли свои “воспоминания” красочными подробностями. Феномен был назван “потерялся в магазине”.

Верим в хорошее

Психологов настолько вдохновили эксперименты Лофтус по внедрению ложных воспоминаний, что потом они стали повторять эти исследования снова и снова. В чем только не убеждали людей.

Например, что в детстве испытуемые попали в больницу во время семейного праздника, или что они чуть не утонули в озере и спасатели их еле вытащили из воды, или что на них напало бешеное животное и покусало их, или что они лично встречали Багза Банни в Диснейленде (чего не могло быть, так как это персонаж студии Warner Brothers).

Исследования показали, что в среднем каждый третий (30 процентов) присваивает себе ложные воспоминания, начинает верить в них и даже дополняет их выдуманными деталями и эмоциональным отношением.

m24.ru/Александр Авилов

Эксперименты также показали, что мы больше склонны присваивать позитивные ложные воспоминания, чем негативные. В то, что человек в детстве летал с родителями на воздушном шаре, поверили 50 процентов испытуемых. В то, что в детстве они проходили неприятный ректальный осмотр с применением клизмы, удалось убедить не многих.

Здесь помню, здесь не помню

Ученые выяснили, что в стрессовой ситуации память подводит. Например, очевидцы преступлений обычно не могут вспомнить, как выглядел преступник, в чем он был одет, куда побежал. Но зато помнят четко какую-нибудь мелкую и неожиданную деталь, например, марку пистолета, из которого стрелял преступник. Феномен был назван “фокусировка на оружии”.

Выявленные ошибки памяти поставили под вопрос достоверность свидетельских показаний при раскрытии преступлений.

Вся жизнь перед глазами

Как отмечают исследователи, память нам нужна, чтобы ориентироваться в жизни, принимать верные решения и хорошо адаптироваться к обстоятельствам. Именно поэтому мы лучше помним то, что используем в повседневной жизни и забываем то, что нам не пригодилось, например, школьную программу по алгебре.

В стрессовой ситуации многие люди говорят, что помнят, как у них “вся жизнь промелькнула перед глазами”.

Профессор МГУ Вероника Нуркова в научной статье “Проблема неточности воспоминаний в перспективе многокомпонентной модели памяти” объясняет этот феномен тем, что в ситуации угрозы жизни наша память не знает, какая именно информация нам сейчас нужна, чтобы выжить.

[stextbox id=’warning’]

Поэтому память подгружает в наше сознание сразу серию жизненно-значимых событий, которые с нами происходили из долговременной памяти. Это нужно, чтобы мы смогли опереться на свой жизненный опыт, сориентироваться в ситуации, принять верное решение и спасти свою жизнь.

[/stextbox]

Мы перекраиваем свою память

Получается интересная закономерность. С одной стороны, память влияет на нашу жизнь, мы принимаем решения опираясь на нее и наше представление о себе зависит от наших воспоминаний. С другой стороны, память определяется настоящим, а не прошлым. Все, что мы помним, зависит от того, что с нами происходит сейчас.

m24.ru/Александр Авилов

“Память человека – не просто собрание всего, что с ним происходило в течение жизни, это нечто большее: воспоминания – это еще и то, что человек думал, что ему говорили, во что он верил, – утверждает Элизабет Лофтус.

– Наша сущность определяется нашей памятью, но нашу память определяет то, что мы из себя представляем и во что склонны верить.

Создается впечатление, что мы перекраиваем свою память и становимся воплощением собственных фантазий”.

Источник: https://www.m24.ru/articles/nauka/23032016/100452

back1917

Add comment